Шуточный сценарий в общаге корню знакомств

Журнальный зал: Дружба Народов, №7 - Илья ФАЛИКОВ - Борис Слуцкий: Майор и муза

Тебя настраивают на определённый сценарий, посылают в нужном направлении. .. Этот шуточный пароль - ответ у нас ещё с детства, мы с майором .. И я рассказываю ему всё по порядку, начиная со знакомства с Михаилом и Колхоз, девочки из общаги трикотажной фабрики. В году Николай написал шуточную поэму «Уржу- совсем обычных за год до нашего знакомства мои стихи Его сценарий — результат взаимного творче «В жилищах наших», «Прогулка», которые в корне расхо. Но на этом моя история знакомства с семьей Булгаковых не закончилась. не останавливается на этом и в главе 20 предлагает сценарий рекламного.

Пока я достал из под сиденья биту, пока выбрался из машины, с теми двоими тоже было покончено. Один стоит на коленях, закрыв лицо руками и громко подвывает. Второй просто лежит в позе эмбриона и не подаваёт признаков жизни. Ты их всех убил? Я бегу за "Лейкой". Избитый парень с перепуганным взглядом. Кровоподтёк на пол-лица, окровавленный рот, разорванная куртка. Воющий хулиган, двое "трупов ", лицо бармена, выглядывающее из вагончика, тусклые огни киосков, полная луна над городом.

Образ, главное - поймать атмосферу. Мы едем ко мне, на сегодня хватит. Так руки зачесались, что невмоготу. А чего они втроём на одного? Ты это дракой называешь? Благослови тебя Чак Норрис, здорово ты их уделал. У тебя ещё много тузов в рукаве? Я делаю изумительный салат, только нужны ингредиенты. Есть по пути ночной магазин? Еда должна быть красивой. Салат у нас не получился - мы забыли купить майонез. Михаил ловко орудует ножом, режет овощи, ветчину, сыр, всё это раскладывает на блюде феерическими волнами, горками, веерами, высыпает сверху морской коктейль и украшает зеленью.

Вся посуда свалена в раковине. Я бросился её мыть, но был остановлен мудрой фразой - ночь нам подарена не для плескания в мойке. Два часа ночи, всё готово - со стола убран хлам, постелена салфетка, на неё водружено блюдо с нарезкой. Из морозильника достаётся запотевшая бутылка водки. А бороться с жизнью не хочется. За трезвенников, язвенников и прочих закодированных граждан.

От этой гадости одни неприятности. Как-то куролесили мы по городу с французами. Я отвёз их на такси в отель, а сам решил пройтись пешком. Мне ходу минут пятнадцать до дома. Иду, значит, пополам, ножки заплетаются, ручки расплетаются, голова уже спит. А уже светает, красиво так, улицы пустые, только дворники на горизонте портят пейзаж.

И тут на ухо мне кто-то: Я с перепуга чуть не грохнулся. Открываю глаза - рядом со мной медленно так едет милицейский " бобик", а из окна рожа в фуражке ко мне обращается. Я навожу резкость на часы, говорю - пять часов. А он - а чего, говорит, утра или вечера? Я и думаю - какого бы это я в пять утра по городу шлялся? Ну, тогда поехали с нами, меня под белы ручки и в машину. Пришлось, конечно, им зачитать их права, отпустили.

У меня чувство, будто знаком с Михаилом давно, что мы дружим с детства. Прекрасное чувство юмора, неутомимость, оптимизм делают его обаятельным и своим в доску. Люди меня утомляют своей болтливостью. Грузят своими проблемами, доверительно шепчут чужие секреты, несут чушь беспросветную, сплетничают, умничают. Это утомляет и вводит меня в состояние смертной скуки.

Мне намного интереснее наедине с. Для себя я - лучший собеседник. Только два типа говорящих людей мне интересны - у которых могу получить информацию, и которые могут заменить музыку как фон, не требуя постоянного внимания. Которые говорят не для того, чтобы их слушали, а ради самого процесса.

Михаил - яркий представитель второго типа говорунов. Кто-то отдыхает, расписывая пулю, кто-то ходит в сауну, кто-то ездит на велосипеде. Я даже знаю людей, посещающих концерты камерной музыки! Некоторые переодеваются хоббитами и бегают по лесу с деревянными мечами. Почему бы кучке единомышленников не нарядиться вурдалаками и не устроить пирушку с распитием томатного сока и пачканьем друг друга кетчупом? Мир полон странных людей.

Я и сам знаю массу людей со странными вывихами. Хотя, если подумать, всё что мы делаем, к чему стремимся - игры детей дошкольного возраста. Есть игрушка, неважно, что это - деньги, власть, женщина. И ты пытаешься её получить любой ценой. Хотя ты жил без неё и мог бы спокойно жить и. Но нет, эти дети капризны и избалованы. И поехало - чем выше цена этой игрушки, тем больше крови льётся. Большие, жадные, тупые дети. Занесло меня не туда, прости. А ты в какие игрушки играешь? Наверное, меня хорошо воспитали.

Я вижу, что его зацепило, и задумался он скорее, чтобы найти ответ для себя, а не для. Он наливает себе рюмку, выпивает. Поеду-ка я в гостиницу. Ух, уже пять часов. Ты же помнишь, в шесть возле гостиницы? Я проснулся от запаха кофе и звона посуды. Шарю ногами, безуспешно пытаясь найти тапки. В итоге, бреду босяком по холодному полу.

Хохмодром: смешные стихи и рассказы: за месяц 4.2017: самое свежее: стр. 21

Отопление включили, а подогреть забыли. В квартире свежий горный воздух, чуть ли не пар изо рта валит. На кухне Ленка моет посуду. Оставь, я сам помою. Когда ты уже женишься? Ты любишь уют и порядок в доме? Стою под прохладными струями воды. Смываю с себя всю грязь вчерашнего дня. Чтобы испачкаться днем сегодняшним. Мне иногда бывает страшно из-за мысли, что однажды мне не удастся смыть с себя душевную грязь. Страшно, что могу стать одним из героев моих фотосессий, которые и марают меня день ото дня.

Сбриваю трехдневную щетину, растираюсь полотенцем, щедро обливаюсь одеколоном и выхожу на кухню, где меня ждёт крепкий кофе и тарелка ещё горячих оладьей. Лена в комнате шумит пылесосом. Умеет Ленка делать кофе. Некоторые в свои двадцать лет умеют только Люблю гордиться сестрой под чашечку кофе. Наконец появляется Ленка, садится устало на табурет. Иначе твоя квартира превратится в ферму по выращиванию пенициллина. Повторю вопрос - когда ты женишься? В конце концов, могу я погулять на свадьбе брата?

Сегодня еду фотографировать вампиров. Мёртвых телепузиков в лужах йогурта, вытекающего из их перерезанных горл. Одеваюсь в парадно- выходное светлые брюки, белую водолазку и пиджак от самого Юдашкина, подаренный мне одной из прежних пассий. Решаю ехать на метро. Не хочется оставлять машину на ночь неизвестно. Лена по дороге к метро щебечет о предстоящей сессии, о том, что на Новый Год они хотят поехать в Испанию, что нужно покупать новый телевизор. Я просто слушаю её голос. Он смотрится непривычно на фоне новых силуэтов автомобилей, выигрышно непривычно.

Водитель в форменном кителе и фуражке открыл нам дверь, и мы тонем в кожаных сидениях. Внутри автомобиль тоже весь красный, даже руль оплетён кожей цвета малинового варенья.

Тусклая подсветка салона создаёт впечатление, словно находишься в мастерской фотографа. Водитель не менее колоритный. Впавшие щёки, тени под глазами, невозмутимое выражение лица. Мы едем по городу, вижу, как прохожие оглядываются на эту кровавую реликвию. Худая спина шофера вынуждает нас молчать. Неловко разговаривать при этом вурдалаке. Город закончился, и мы мчимся вдоль залитых лунным светом полей. Минут через десять мы въезжаем на просёлочную дорогу, пролетаем дачные участки с теплицами и огородами.

Михаил сосредоточен и внешне спокоен. Возможно, обдумывает текст репортажа или вопросы для интервью. Я же чувствую себя неуверенно. Меня начинает охватывать какой-то неконтролируемый страх. Ладони становятся липкими, и лёгкой судорогой сводит икры. Водитель вдруг оборачивается к нам, у него нет лица.

Морщинистое рыло летучей мыши, с дырами ноздрей, огромной пастью, в которой обнажается ряд мелких острых зубов и два клыка, похожих на когти хищника.

Он отпускает руль и перелезает к нам на заднее сидение, протягивая ко мне лапы, чёрные и когтистые. Он движется по паучьи, широко расставив локти и колени, рывками, какими-то фрагментами.

Я видел такое в японских ужастиках. От ужаса не могу не то что закричать, а и вообще пошевелиться. Михаил поворачивается ко мне, как-то замедленно, протягивает ко мне руки с костлявыми пальцами. У него глаза без век с вертикальными кошачьими зрачками. За спинами бьются перепончатые крылья. Бэтмены, меня съедят бэтмены. Ничего не могу сделать, я парализован и обездвижен.

Нужно что-то делать со своей фантазией. Но я действительно не могу контролировать накрывшую меня панику. Еле сдерживаю желание со всей силы ударить водителя в затылок, выпрыгнуть на ходу из автомобиля и бежать по светящемуся от лунных лучей лесу, пока не упаду от изнеможения. Я вижу в зеркале заднего вида лицо водителя. Истукан с серыми безжизненными губами. А мои мысли все сосредоточены на вампирах. Вот мы останавливаемся посреди леса.

На обочине стоят чёрные силуэты. У них непропорционально длинные руки, просторные плащи. Некоторые взмывают в воздух и парят над автомобилем, Остальные медленно идут к. Я вываливаюсь из дверей и бегу по лесной дороге. Надо мной планирует огромная чёрная тень. Летучая тварь то взмывает ввысь, то падает в пике, проносясь над головой, то отстанет, то обгонит.

Наконец длинные жёсткие пальцы с когтями впиваются в шею и швыряют меня в грязь. Когда же мы уже приедем? Я или сойду с ума, или убью водителя. Наконец фары высветили кованые ворота, высокий кирпичный забор.

Вокруг тонет в лунных лучах сосновый лес. Шофёр посигналил, и ворота раскрыли свою зловещую пасть, впуская нас в неизвестность. Перед нами предстал двухэтажный дом - чудовищное смешение стилей. Готические стрельчатые своды каким-то образом ужились с античными колоннами и романтическим балкончиком, на углах которого восседают клювоносые горгульи. Архитектор - большой оригинал. Из дома выходит человек в длинном чёрном плаще с красным подбоем и в нелепом цилиндре на голове.

Но не идёт нам на встречу, а остаётся ждать у входа. Водитель открывает дверь автомобиля, и мы выходим на свежий воздух. Я достаю из багажника сумку с фотооборудованием. Он стал похож на легавую в предчувствии охоты. Вот она - журналистская хватка. Я чуть со страху не обделался, - прошептал. Сегодняшнее представление только для.

Мы двинулись к дому. У него такое же бледное лицо, как и у водителя. В лунном свете кожа прямо светилась серовато - белым оттенком. С улицы попадаем в огромный зал. Тяжёлые шторы из алого бархата, витраж, изображающий чертей, издевающихся нам грешниками.

Огромная люстра нависла над длинным массивным столом. Масса свечей, расставленных, где только. Я сразу стал присматриваться к ракурсам. Освещения достаточно, яркие цвета интерьера дадут объем и глубину. Присядьте пока, - он указывает на диван. Я никак не могу оторвать взгляд от его лица. Нездоровый цвет кожи, синеватые губы, крючковатый нос. Типичный вурдалак, которых я насмотрелся в фильмах ужасов. А вдруг это и правда логово кровососов? Меня опять начал накрывать страх.

Роман ушёл, и мы присели на диван. Я обвешиваюсь чехлами со сменными объективами, проверил вспышку. Готов к труду и обороне.

Делаю пару пробных снимков. Михаил возился с диктофоном. Понимаешь, здесь должно быть страшно. За это и платят деньги.

Серж Горелый – С девушкой на концерте

Хочется отламывать ножки от стульев и забивать им в сердце. Они напудрены в три слоя. К нам идёт Роман. Ведёт нас на второй этаж по изогнутой лестнице по краям зала. На стенах висят портреты таких же напудренных вурдалаков. Картины маслом, стилизация под старинную живопись. Мастер сидит в резном старинном кресле за шикарным столом с гнутыми ножками и резьбой на торце столешницы.

На Мастере рубашка с воротником жабо, замшевый сюртук. Волосы зачёсаны назад, обильно налакированные. Тот же мертвецкий цвет лица. Теперь я вижу, что это пудра. Кто-то играет и в такие игры. Взрослые люди, чего им не хватает в жизни? Что заставляет их заниматься подобным бредом? Из-за чего они надевают на себя эти дурацкие наряды, посыпают себя косметикой, и всё это с серьёзным видом?

Почему бы ему сейчас не сидеть перед телевизором с банкой пива? Или учить сына выпиливать лобзиком? Или заниматься любовью с женой? Неужели любовь хуже этого унылого карнавала? Слышали о чудовищном цунами, которое смело с лица земли город Порто-Вело в Испании? Дома уносило в океан, такие были волны.

Почему вы просто так поверили в это? Мало того, в тысячах километров от океана. Там определенно не может быть цунами. Я не пойму к чему вы клоните? Вы верите в Бога? Я с любопытством наблюдал за этой дискуссией. В принципе, Мастер был прав. Что он был зачат от святого духа? Что Бог слепил человека из глины, что он создал мир за шесть дней? Знаете, чем религия отличается от Порто-Вело? Порто-Вело хотя бы звучит правдоподобно.

Мы здесь для того, чтобы сделать свою работу. Для этого Вы, вместо того, чтобы разводить полемику, должны помочь нам разобраться во всём и преподнести в выгодном для репортажа свете. Скажите, Вы верите в вампиров? Просто ответьте на вопрос. Слово "вера" уже подразумевает сомнение. Я не знаю точно, но мне очень хотелось бы, а вдруг это существует - давай, я буду верить в.

Так, на всякий случай, чтобы чего не вышло. Вот что значит вера. И поэтому, я смело могу сказать, что я не верю в вампиров. Я знаю, что они существуют. Я это точно знаю. Верой здесь и не пахнет. Адепты прибудут к десяти. Давайте пройдём в трапезную и продолжим. Мы проходим через зал. Эхо дублирует наши шаги. Я пытаюсь проникнуться атмосферой, увидеть то, что раскроет картинку, проявит нюансы и акценты. Отражение алых штор в паркете, разнокалиберные свечи, изгиб лестницы.

Трапезная представляет собой большую комнату с длинным столом и деревянными скамьями, старинный шкаф с посудой. Роман уже здесь, накрывает стол. На столе - блюдо с жареным мясом, овощами и зеленью. Бутыль вина, медные чаши. Тарелок, вилок и ножей. Наверное, у вампиров принято есть руками. Роман уже ставит передо мной пепельницу в форме черепа.

Минут пять мы молча едим. Мясо нежное, сочное, но почти не солёное и без специй. Компенсирую недостаток вкуса кинзой, петрушкой и мятой, обильно разложенными по краям блюда. Михаил смакует красное вино. Предлагает Мастеру, тот отрицательно качает головой. Так же, как и о людях.

Я знаю, что они есть, я даже общался с. Возможно, они - иная раса, или иная форма жизни, или больные, если конечно, бессмертие можно назвать болезнью. Не знаю, но могу сказать, что ничего ужасного, мистического или сверхъестественного в них. Что у вас - секта или кружок по интересам?

В чём цель вашей организации? Рушится фундамент, на котором стоит твоё мировоззрение, понимаешь, что всё вокруг не так и нет ничего невозможного.

Это произошло со. Хотя, я думаю, если к нам с официальным визитом прилетят инопланетяне, или даже спустится сам Мессия с карающим мечом, ничего не изменится. Люди так же будут веселиться, грустить, влюбляться, убивать и играть в шахматы. И у цивилизации ничего не сломается до самой её гибели.

Даже зная, что вечером будет конец света, утром все пойдут на работу. Я же настолько впечатлился, что решил посвятить этому жизнь. Я могу себе это позволить. Вампиры - порождения зла. Мастер посмотрел на Михаила, как на последнего безнадёжного двоечника. Для клевера самое большее зло - корова. Ужасное огромное чудовище с ненасытной пастью. Мы - зло вообще для всего живого на планете.

Зло - категория чисто человеческая. Люди придумали зло, они же его и творят. И никакой Сатана, никакой Бог, никакой Творец не имеет к этому никакого отношения. Проблема человечества в том, что мы возомнили о себе слишком. Венец природы, уникальные, неповторимые. И поэтому людей есть.

А коров можно, и клевер. Я боюсь отступить от темы и уйти в философию или, ещё хуже, политику. Давайте поближе к репортажу. Я не люблю умников, тем более таких самодовольных. Особенно, когда на их лице толстый слой штукатурки и они похожи на покойников. Сумасшедших умников я вообще боюсь. В двадцать первом веке, когда космические корабли бороздят, нести такую ахинею здоровый человек не.

Другое дело, что таких нездоровых каждый второй, если не. Люди верят во всё, что им ни принесут на блюдечке. В Бога, в чёрта, в полтергейст, в Армагеддон, который будет через неделю, в гороскопы и гадания, в пользу пилюль для похудения и в карьеру на поприще сетевого маркетинга.

Верят рекламе и предвыборной агитации. Дети, доверчивые и наивные дети. И вот сидит передо мной ещё один владелец таракана в голове и свято верит в вампиров. И не имеет отношения к репортажу. Мы никогда не общались с вампирами. Давайте пропустим этот вопрос.

feedstennavac.tk | Татьяна Нешумова - feedstennavac.tk

Честно сказать, это вид досуга. Я не буду вам лгать - мы никому не поклоняемся, не носимся с идолами и иконами. Это весело, вы сами увидите. И прибыльно, - Мастер пригубил бокал с вином. В уголке рта осталась красная капелька. Слишком красная на бледном фоне лица.

Прошу прощения за прямоту, но у вас довольно прибыльное предприятие. Вошёл Роман с подносом, на котором стоял кофейник и чашки. Когда допьёте кофе, можете посмотреть нашу библиотеку.

КОНКУРС ЭССЕ К 125-ЛЕТИЮ МИХАИЛА БУЛГАКОВА

В ней собрана большая коллекция книг, посвящённых вампирам, фильмы, картины. Можете пока пофотографировать, если. Мастер расшаркался и вышел. Роман тоже вышел, сказав, что будет в зале, но всегда к нашим услугам. Месса началась ровно в полночь. Часов в десять съехались участники. Представительные люди на дорогих автомобилях. Женщины в шубах, мужчины в длинных плащах. Приветствия, рукопожатия, похлопывания по плечу. На меня никто не обращал внимания. Михаил остался в трапезной и не выходил.

Я сходил в библиотеку, но меня не впечатлило. Куча дешёвых книг - ужастиков, правда, нашлась пара полок из старинными фолиантами, но я даже побоялся их в руки взять. Приехавшие адепты куда-то разошлись, так что зал опять опустел. К одиннадцати все ввалились в зал. Мужчины были одеты в чёрные плащи, фраки, смокинги.

На головах колпаки либо цилиндры. Женщины затянуты в корсеты. Длинные просторные юбки, шляпки, вуаль, веера. И все были намазаны толстым слоем грима, придающего им вид покойников, восставших из гробов. У некоторых я даже заметил клыки во рту. Детский сад " Солнышко", праздник Хеллоуин. Всего собралось человек двадцать, в своих нарядах и макияже они напоминали манекенов. Они расхаживали по залу, держа в руках бокалы с вином, отливающим рубиновым цветом.

Разговаривали тихо, спокойно, никакой лишней жестикуляции, лица застывшие, полное отсутствие внешнего проявления эмоций. В одиннадцать внезапно заиграла музыка. Странное сочетание, но эффект впечатляющий. Низы давят на внутренности, верхи ввинчиваются в мозг, а тамтам отбивает шаманский ритм. Музыка странная, органист явно импровизирует. Представьте "Блэк Саббат", исполненный на органе. Присутствующие зажигают расставленные по всей комнате свечи, люстра гаснет.

Комната наполняется тенями, дрожащими, беспокойными, запахом плавящегося воска, шелестом одежд. На сцене появляется Мастер. Все умолкают и выстраиваются полукругом возле сцены. Несколько минут Мастер стоит молча. Орган захлёбывается последним аккордом, остаётся только ритм тамтама, под который Мастер затягивает то ли песню, то ли молитву на тарабарском языке. У него высокий звонкий голос, поначалу режущий слух.

Паства подхватывает, и уже эхо хора мечется по стенам, резонируя, усиливая и так мощные голоса. Я всё это время делаю снимки. Блики свечей в бокалах, бледный профиль женщины с губами, накрашенными ярко-алой помадой, спину музыканта, ряд свечей на фоне кровавых портьер, Мастера, закатившего глаза в экстазе молитвы.

Пение разливается, растекается, тягучее и вязкое, то распадаясь в неприятной какофонии, то собираясь в необычайно стройные и красивые напевы. Да и в разговоре Пилата с Левием после ухода Афрания — ни слова больше о погребенных, о телах их… Нить обрывается. Мы имеем полное право заключить о каком-то задуманном, но не исполненном сюжетном намерении автора. Уже давно, при первом серьезном перечитывании романа, я задержала внимание на этих кольцах. Они позволяли организовать исчезновение тела без труда опознаваемого Иешуа, а значит, распустить слух о его воскрешении подобно тому, как Пилат намекает лучшему из секретных агентов всех времен и народов на непременную желательность слуха о самоубийстве будто бы раскаявшегося Иуды.

Это был бы нанесенный ненавистному Каифе удар, почище скандала с Иудиными сребрениками, подброшенными в его, Каифы, резиденцию. И это была бы окончательная и самая решительная ревизия евангельского повествования, кульминационная точка всех предшествовавших ревизий.

Поручено это было бы самому Толмаю или Левию под присмотром оного, сказать нельзя — но именно таково могло стать содержание не воплотившегося в тексте эпизода. Ведь все эти тяжкие часы Пилат охвачен одной заботой — убежать от мысли о подписанном им из страха смертном приговоре тому, кого хотел бы видеть спутником всей оставшейся жизни, вытеснить эту мысль хлопотами как он сам понимает в тоске — мелкими о мщении тем лицам, кто разделяет с ним его вину.

Доносчик Иуда получает свое, но Каифа, судя по яростному накалу сцены, которая произошла перед совещанием Синедриона между ним и прокуратором как смертельными врагами, в глазах Пилата еще не вполне повержен. Теперь, когда к юбилею М. Теперь мы знаем, что то был Афраний. И о ней будет настойчиво помянуто еще. О чем же совещались? Не об операции с Иудой — о ней состоялся подробный разговор впоследствии, где была обговорена и его роль в отмщении Каифе.

Но слишком долги и ужасны были те муки — и сдается, что распоряжение Афрания исполнителям казни, данное перед самой грозой, — не прямой результат уговора с Пилатом, а импровизация его, Афрания, здравого смысла а что это будет угодно хозяину, он, разумеется, понимал.

Все-таки — не о перспективе ли и средствах опознания тел договорились с полуслова они в затемненной комнате? Слишком схоже грядущее сообщение Афрания на эту тему с подробным отчетом о поставленной и выполненной задаче.

Платье куплено недорого в знакомом магазине, куда фотомодели сдают шмотки после показов. Сделано в одном экземпляре и на один размер, но мне подошло. Три рулона бумаги, куча полотенец, корзинка для использованных.

К трем меня начинает бить нервная дрожь: Подстраховываю сосисками и быстренько котлетами. Салата сделала слишком много, но ничего, сама его люблю. Чай пить будем в гостиной - туда тащу чашки и блюдца. Часы отстукивают шесть. Раздается звонок по телефону. Теперь свинина будет сухая! Через десять минут дом наполнен разнородной кампанией людей. Кто-то кого-то знает, кто-то кого-то -. Гости проходят в дом. Иосиф Кобзон старается вовсю создать русскую атмосферу.

Гости, как всегда, без костюмов, кроме Михаила, который одет в типично восточный костюм араба. Мормонка Соня уже недовольна - она передала подарок, но её подарок не рассмотрели в суете. Про меня никто не думает. Все проходят в гостиную, где стоят блины с икрой и бокалы с шампанским, кроме двух - Михаила и Сони. Тут доморощенный гей-муслим и мормонка непреклонны - никакого алкоголя!

Блины с икрой - настоящей и из водорослей - исчезают в животах гостей. Я бегу на кухню вынимать поросёнка с корочкой. Стол ломится от салатов, квашеной капусты и горчицы четырёх сортов. В горшочке стоит гречневая каша из Сибири - подарок моей мамы. Зову всех к столу. Им блинов и шампанского не досталось, и поделом! Все ищут свои имена на тарелках и садятся за стол.

Что может быть вкуснее её? Мы так в России едим. А водка - немецкая, называется Путин-Офф! Другой в магазине не. Дааа, дают немцы, но никто шутки не понимает.

Бегу смотреть в холодильнике, что еще. А вечер идёт вовсю, и гости весело сметают всё со стола.